Между Россией и Чечней: ногайский вопрос на Кавказе

Автор: Штерн Леонид


Обострение ситуации на Кавказе заставляет снова обратиться к национально-политическим проблемам зтого региона. Среди уже известных абхазской, чеченской, ингушской, осетинской, лезгинской и других проблем сегодня все отчетливее вырисовывается и заставляет говорить о себе ногайская проблема. Пока еще малоизвестная для широких кругов, но тем не менее не теряющая своей остроты, она продолжает оставаться детонатором возможного этнополитического взрыва и дестабилизирующим фактором на Северном Кавказе.

Потеря ногайцами своей государственности в ХVII веке драматически отразилась на их дальнейшей судьбе. Геноцид 1783 года и вынужденная эмиграция (в Турцию, Афганистан, Румынию, Ближний Восток) стали главными и печальными вехами ногайской истории после распада Ногайского ханства. В советский период «чести» создать свою «советскую социалистическую» государственность в форме союзной или автономной республики ногайский народ не удостоился. Возникший в недрах партийно-государственного аппарата вопрос об образовании Ногайской или Калмыцко-Ногайской АССР не получил реализации. Но на первых порах ногайцев удовлетворял статус Кизлярского округа Ставропольского края, фактически являющегося ногайским национальным округом. По традициям советском национально - государственного строительства сохранялась перспектива обретения более высокой формы автономии— Ногайской автономной области или автономной республики. Но этому не суждено было осуществиться. Территория Ногайской степи оказалась лакомым куском для соседей: обширные степные пастбища, равнинные просторы пашни, миллионное поголовье скота, выход к Каспийскому морю, а также найденная позже нефть стали причиной взаимных территориальных претензий Ставропольского края и Дагестана. Решениями BЦИК по ходатайствам сторон Кизлярский округ несколько раз передавался из Ставрополья в Дагестан и обратно. Мнение ногайцев при этом не учитывалось: экономические интересы были превыше всего. Хотя степных аборигенов иногда старались чем-то заинтересовать: в 1922 г., когда ногайский народ впервые, в своей истории оказался в Дагестане, правительство его обещало сознание Ногайского округа (уезда) с большими правами «по примеру Аджарии в составе Грузии». Но обещание не было сдержано.

После депортации в 1944 г. чеченцев и ингушей была упразднена ЧИ АССР и образована Грозненская область с включением в ее состав всей территории Ногайской степи. Но последний и окончательный передел ногайских земель произошел позже. Указом ПВС РСФСР «0 восстановлении Чечено-Ингушской АССР и упразднении Грозненской области» от 9 января 1957 г. справедливость в отношении репрессированных народов была восстановлена, но были вновь задеты интересы ногайского народа. Ногайскую степь разделим на три части: Караногайский, Кизлярский, Крайновский районы передали Дагестану, Каясулинокий и Ачинулакский — Ставропольскому краю, Шелковский район подарили ЧИ АССР. Ногайцы разделили горькую участь разделенных народов.

В условиях противоборства на Кавказе России — с одной, Чечни и КГНК — с другой стороны, решение ногайского вопроса становится осознанной необходимостью и важным аргументом в деле укрепления позиций сторон в этом стратегическом регионе. Но многое зависит теперь от того, чью сторону предпочтут сами ногайцы. Проблема национального воссоединения и самоопределения явилась главной темой второго (1988 г.), третьего (1990 г.) и четвертого (1992 г.) курултаев (съездов) ногайского народа. На третьем была провозглашена Ногайская Республика в составе Российской Федерации. Московские комиссии., изучавшие проблему, не дали положительного результата: все упиралось в категорическое нежелание Дагестана, Чечни и Ставрополья предоставить ногайцам право на отделение и образование самостоятельной области или республики. Ни одна из сторон не хотела также передавать «свою» часть ногайских земель другой, видя в этом ущемление своих интересов. Какова же перспектива сегодня? Появление Конфедерации горских народов Кавказа, стремящейся зарекомендовать себя защитницей интересов кавказских народов, коренным образом изменило расстановку сил в регионе. Но ногайский вопрос еще не стал объектом ее внимания. Принятие же его под эгиду конфедерации, инициатива и посредничество кавказского парламента в урегулировании проблемы станет важным козырем руках КГНК в ее отношениях с Россией (столько лет не решающей проблему ногайцев) и поднимет авторитет конфедерации среди не входящих в нее не горских тюркских народов Кавказа и стран тюркского мира. Учитывая это, возможно, что Россия возьмется за решение ногайского вопроса, чтобы использовать его в споре с Чечней и КГНК. В этих условиях неожиданностью может стать решение президента ЧР Дудаева (всегда удивляющего своими неординарными мирными инициативами по Кавказу) выступить в роли инициатора и гаранта решения ногайской проблемы. Такой шаг со стороны Чечни в условиях молчания Дагестана и Ставрополья лишит его критиков аргументов о «имперских амбициях» и «нарушения права ногайцев на самоопределение», создаст Дудаеву имидж «друга тюркских народов», не говоря уже о том, что привлечет к нему ногайские симпатии. Тем временем возрастает активность самих ногайцев. Народное движение «Бирлик» («Единство»), участвуя в структурах Ассамблеи тюркских народов, заручилось полной поддержкой ATH своих требований. Логично предположить, что новообразованные тюркские государства (в т. ч. Татарстан) проявят свой интерес к ногайской проблеме. Присутствие и выступление на последнем курултае ногайцев в августе представителя президента Азербайджана подтверждает это предположение. Символично и то, что члены руководства «Бирлик» были тепло приняты в Турции, где, по некоторым турецким оценкам, проживает около 1 миллиона ногайских эмигрантов, получив при этом от официальных лиц заверения в неизменной поддержке братских «ногайских турок». Завершившийся на днях визит в Бухарест по приглашению ногайской диаспоры Румынии лидера «Бирлик» Бальбека Кельдасава, как и его готовящийся визит в Анкару, возможно, повлияет на процесс урегулирования данной проблемы.

comments powered by Disqus