Трагичная судьба маленькой народности - крымчаков

Автор: []

Источник: Крым многонациональный : вопросы и ответы : сборник / сост.: Н. Г. Степанова; в подгот. издания принимали участие А. В. Анфалов, Б. М. Ачкинази, И. А. Заатов и др. — Симферополь : Таврия, 1988. — Вып.1. — С. 33-39 . — ISBN 5-7780-0145-2


Крымчаки, по определению БСЭ (издания 1973 г.),— «малочисленная народность... », которая, «по-видимому, сформировалась на основе древнего местного населения...» Ученый-антрополог В. Д. Дьяченко в книге «Антрополопчний склад українського народу» (Киев, «Наукова думка», 1965, с. 97) пишет: «Этногенез крымчаков не выяснен. Сформировались они, очевидно, на базе местного населения, которое приняло иудейскую религию, с позднейшим смешением, вероятно, хазарского, еврейского, итальянского и частью татарского (вернее тюркского.— В. Д.) элемента...»

Крымчаки утверждают, что принадлежат к самостоятельной народности. Иудаизм ортодоксального толка, исповедовавшийся крымчаками в, прошлом, зачастую приводил многих исследователей к свободному толкованию этноса и конфессии (вероисповедования). Однако общеизвестно, что этнос и религиозная принадлежность зачастую не совпадают. Крымчаки, согласно камеральному описанию Крыма 1783 г., жили компактно в Карасубазаре, а также в Кефе (Феодосия), Мангупе (средневековое городище в юго-западной части Крыма), Эски-Крыме (Старый Крым), Бахчисарае, отдельными семьями в городах Темрюк и Тамань.

Их общая численность в тот период не превышала 800 человек. Впервые термин «крымчак» появился в официальных документах царской России в 1859 г. Новороссийский генерал-губернатор Воронцов, представляя некоторые материалы о крымчаках министру внутренних дел, указывал: место их пребывания — г. Карасубазар, одно из основных занятий — садоводство, ремесла — шапочное, кожевенное; язык — наречие татарского языка (т. е. крымчакский, отличающийся от крымскотатарского и караимского своими лексическими и фонетическими особенностями), в письме пользуются древнееврейским шрифтом.

Время появления крымчаков в Крыму некоторые ученые относят обычно к VI — IX вв. н. э., хотя имеются данные об иудейских монумиссиях (надписях на камнях) первого и последующих веков — в Пантикапее, Кафе, Сугдее, Партените... IX век косвенно подтверждается рукописным молитвенником, бережно сохранявшимся крымчаками, с датой написания или приобретения — 847 г. В 1930 г. молитвенник был передан научному сотруднику Азиатского музея АН СССР в Ленинграде В. Л. Дашевскому. В настоящее время эта рукопись с библейским квадратным шрифтом на специально выделанной телячьей коже с одной деревянной крышкой является древнейшим рукописным памятником, хранящимся в СССР, и находится в рукописном отделе библиотеки Института востоковедения АН СССР в Ленинграде. Согласно переписи 1897 г., впервые зафиксировавшей крымчаков как отдельную этническую общность, их было 3466 человек.

В основном они проживали на территории Таврической губернии в городах Симферополе (здесь даже был пер. Крымчакский, просуществовавший до 1944 г., ныне это пер. Восточный), Феодосии, Керчи и некоторых других. В 1913 г. силами крымчакской общественности была проведена общинная перепись. По данным этой переписи, в 19 городах Крыма и Кавказа проживало 5288 человек. В не охваченных переписью 14 населенных пунктах, в том числе и в Симферополе, проживало еще 2500 человек. Общее число крымчаков приближалось к 8 тыс. человек.

Фамилии крымчаков специфичны и лишь за редким исключением встречаются у некоторых других народностей (таты Кавказа, караимы, гагаузы и др.). Более 30% фамилий отражают профессии, ремесла (Атар — аптекарь, Колпакчи-шапочник), физический облик (Косе — безбородый, Чубор — рябой), этническую принадлежность (Гурджи — грузин), а также места проживания в прошлом (Мангупли — из Мангупа, Суружин — из Сурожа). Имена крымчаков мужчин, как правило, библейские, у женщин часто встречаются персидские (Гули, Гулюш), арабские (Мелек, Дунья), болгарские (Пырва), латинские (Виктория, Дона) и другие. В настоящее время детям даются, как правило, русские имена. Небольшое количество фамилий (около 120) и имен привело крымчаков к необходимости давать прозвища (лагъап), и, надо признать, они в этом преуспели, так как широко ими пользовались в быту. Прозвища стали неотъемлемой частью почти каждой крымчакской семьи и очень точно характеризовали человека. Вот некоторые из них: Арабаджи Мнемакай — дядя Мнэм извозчик; Амамджи Стерапай — тетя Стера банщица; Балыхчи Нисим — Анисим рыбник; Къокъов Сах — Исаак заика и другие.

До сегодняшнего дня крымчаки старшего поколения благодаря прозвищам быстро и точно определяют родственные связи. Великая Октябрьская революция произвела коренной перелом в жизни крымчаков. Активно включившись в строительство новой жизни, крымчаки организовывали ликбезы, клубы, женотделы, молодежные организации. В городах создавались культурно-просветительные общества крымчаков (КПОК). В Симферополе были открыты две крымчакские школы I и II ступени, где преподавание велось на русском языке. Одной из этих школ заведовала крымчачка Х. И. Тревгода.

Главной задачей этого периода была ликвидация неграмотности: крымчаки, по материалам переписи 1897 г., были самой малограмотной народностью. Лишь 35% мужчин знали русскую грамоту, среди женщин этот процент был еще ниже — 10. По данным Всесоюзной переписи 1926 г., в СССР проживало 6383 крымчака. После переписи впервые в паспортах стали указывать национальность: крымчак, крымчачка. Организация просветительских обществ, клубов, школ сыграла особую роль для крымчаков. Многие из них, окончив школу, продолжили учебу в Харькове, Москве, Ленинграде... Уже к началу Великой Отечественной войны у крымчаков была своя интеллигенция — учителя, врачи, инженеры, поэты, артисты.

Нападение фашистской Германии на СССР принесло неисчислимые бедствия всем народам. Особенно пострадали те, которые проживали на временно оккупированных фашистами территориях. Расистская политика гитлеровской Германии, геноцид по отношению к целым народам особенно отразились на крымчаках и некоторых других национальных меньшинствах, проживавших в Крыму. Крымчаков Симферополя, предварительно переписанных якобы для отправки на работу в Молдавию, расстреляли 11 — 13 декабря 1941 г. в балке Дубки на 10-м километре шоссе Симферополь — Феодосия. Но остались чудом уцелевшие свидетели этой варварской акции (Р. Гурджи и некоторые другие). Они и рассказали о гибели своих соплеменников после освобождения Крыма в 1944 г. 17 января 1942 г. все крымчаки Карасубазара — 486 человек — погибли в душегубках - были расстреляны крымчаки, проживавшие в Феодосии, Керчи, Севастополе, Новороссийске... В основном были уничтожены старики, женщины, дети - мужчины сражались на фронтах и в партизанских отрядах. Это Я. Манто, А. Ачкинадзе, М. Юсупов и другие. Имена крымчаков поэта и журналиста Якова Чапаева (Чапичо), которому посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, поэта Ильи Сельвинского, рядового Лазаря Суружина, потерявшего в бою обе руки и ноги, но не сломленного, названного «еще одним настоящим человеком» («Неделя», 1980, # 13), знает вся страна.

К 1959 г., т. е. первой послевоенной переписи населения СССР, крымчаков насчитывалось около 1500 человек. Но количество это не соответствовало действительности, так как после войны крымчакам паспорта с указанием их национальности не выдавали, а в основном писали: еврей, караим, грузин... Эта несправедливость была устранена только после 1965 г., когда Крымский облисполком вынес решение о замене паспортов крымчакам при наличии у них документов, подтверждающих принадлежность к этой национальности. Однако не все смогли представить такие документы, многие из них после войны не сохранились. Поэтому нередко в паспортах крымчаков оставались ранее записанные национальности. Переписи последних лет численность крымчаков, проживающих в разных районах страны, фиксировали, но, как правило, статистических данных не публиковали. Поэтому сложно ответить на вопрос о количестве крымчаков в настоящее время. По приблизительным, неофициальным подсчетам, их численность колеблется от 2,5 до 3,5 тыс. человек. Они небольшими группами живут в Симферополе, Севастополе, Керчи, Феодосии, Евпатории, Ялте, а также за пределами Крыма: в Новороссийске, Сухуми, Москве, Ленинграде, отдельными семьями. Жестокое истребление народности в годы войны, процесс ассимиляции (в послевоенное время более 60% браков были смешанными) способствовали размыванию этноса, утрате родного языка; к ослаблению национального самосознания.

И все же хочется верить, что эта маленькая народность, прошедшая сквозь века, не исчезнет, сумеет сохранить себя.

comments powered by Disqus