О половецкой государственности

Автор: БОДРУХИН В.

Источник: «Голос Крыма»


В последнее время, в значительной мере благодаря успехам современной археологической науки и работам ученых-кочевниковедов, интенсивно пересматриваются устоявшиеся взгляды на особенности исторического развития кочевых народов, издревле, населявших необъятный пояс евразийских степей. Это касается и половцев. Исследователями разрабатываются новые концепции их экономического и культурного развития, в то же время практически не решен вопрос о государственном развитии половцев, весьма важный для выяснения особенностей строения их политической и этнической структуры.

Наши земли всегда граничили с кочевниками, что обуславливалось особенностями ландшафта и природных условий. Со временем одни кочевые объединения сменялись иными, но номады всегда были рядом. Отношения между земледельцами и кочевниками далеко не всегда были враждебными. Реально они зависели от конкретного соотношения сил на каждом этапе, исторического развития. Важным фактором являлся уровень экономического и политического развития земледельческих народов. Однако главным аспектом характера взаимоотношений земледельцев с номадами всегда был уровень развития последних. Дело в том, что в силу различных обстоятельств кочевники могли со временем либо достигать более высокого уровня развития, либо наоборот.

Все кочевники евразийского пояса степей прошли через таборную ступень развития или стадию нашествия. Сдвинутые со своих пастбищ, они беспощадно все уничтожали на своем пути, поскольку перемещались в поисках новых земель. На этой стадии развития остановились печенеги, а также находились и половцы с их появлением в нашей степи. Для соседних земледельческих народов номады таборной стадии развития всегда пребывали в состоянии «перманентного нашествия» (1).

На второй стадии кочевания (полуоседлой) появляются зимовники и летовки, пастбища каждой орды имеют строгие границы, а скот перегоняют по определенным сезонным маршрутам. Вторая стадия кочевания была самой рентабельной для скотоводов. Именно на ней остановились половцы. По мысли С.А.Плетневой, причиной их экономического застоя были тесные отношения со славянами, которые поставляли кочевникам продукты земледелия, а также наличие земледельческой базы в лице остатков аланского населения, проживавшего в Половецкой земле (2).

Половцы (они же кипчаки, куманы) являлись средневековой народностью тюркской группы. В X веке они занимали территорию нынешнего северо-западного Казахстана, гранича на востоке с кимаками, на юге с огузами, а на западе с хазарами. В результате своеобразного демографического взрыва, главной причиной которого явилось перенаселение степей, половцы вынуждены были сдвинуться с насиженных мест в поисках новых земель и пастбищ для скота, Вслед за тюрками-огузами они перешли Волгу и оказались в степях Северного Причерноморья и Предкавказья.

Впервые на политической арене половцы появляются после разгрома печенегов, с которыми они воевали не только по указке Византии, но и для того, чтобы окончательно уничтожить конкурента в степи. Р результате половцы заняли огромную территорию от западных отрогов Тянь-Шаня до Дуная, которая в течение полутысячелетия носила название Дешт-и-Кипчак (Дашт-е-Кыпчак). В это время союз орд представлял собой полиэтническое образование, вобравшее в себя остатки алан и болгар, печенегов и торков. Как считает С. А. Плетнева, «кипчаки были только организующей политической основой новой общности. Они дали ей этническое имя, которое не было связано с первоначальным названием пришедших сюда в первой половине XI в. орд» (3).

Подойдя к русским рубежам, половцы поначалу не тревожили Русь своими набегами, так как шел процесс освоения новых земель. В этот период у половцев происходило интенсивное разложение родо-племенного строя. Они находились на стадии формирования феодальных отношений, прикрытых, как это всегда было свойственно кочевникам, видимостью патриархальных отношений. Такая видимость создавалась и поддерживалась феодальной верхушкой, чтобы иметь больше возможностей для эксплуатации обедневших сородичей. Однако знать постепенно все более явно противопоставляла себя простым воинам, в результате чего со временем у половцев образовалась своего рода иерархическая лестница. Во главе ее находились ханы, которые были в состоянии сплачивать племенные объединения, союзы из нескольких племен, главным образом, для военных целей. Чем хан был более удачлив, тем больше племен входило в его союз. В результате ханы подразделялись на больших и меньших (4). Кипчаки вплотную подошли к необходимости создания собственной государственности.

Освоение степей кипчаками началось с бассейна Северного Донца, поэтому именно там они ранее всего перешли ко второй стадии кочевания, и образовался самый мощный донской (донецкий) политический союз. Крупными союзами были также преднепровский и лукоморский. Основным занятием кипчаков оставалось скотоводство, но постепенно развивалась торговля, возникало ремесло. В связи с этим в Половецкой земле появляются города с полиэтничным населением. Успешное экономическое освоение едепи приводило к изменениям в социальной жизни и ускорению процессов складывания собственной государственности. Казалось бы, что для этого существовали все условия.

Но все же решающую роль сыграл внешний фактор. Естественно, что в эпоху становления раннефеодальной государственности знатью всегда проводилась активная политика экспансии. Отметим, что в отличие от ранних государственных образований земледельческих народов, кочевники «не были заинтересованы в постоянной оккупации оседлых образований (например, половцы, которое часто совершали набеги на русские земли, вовсе не желали управлять ими)» (5). О. Прицак дает такое пояснение постоянным набегам кочевников на оседлые территории: «Причины этого явления следует искать не во врожденной склонности кочевников к грабежам и крови. Скорее, речь тут идет о четко продуманной экономической политике» (6), Походы древнерусских дружин также преследовали не столько цели борьбы с «погаными», столько чисто грабительские устремления. Летопись под 1103 г. с восторгом сообщает, что княжеские дружинники «взяша бо тогда кони, и скоты, и овцы, и вельблюды, и вежи з добытком и с челядью,.,» (7).

Инициатором активной антиполовецкой политики был переяславский князь Владимир Мономах. Талантливый полководец, закаленный в боях с кочевниками за время княжения в своем пограничном уделе, он «воспринимал политику как беспрерывную войну» (8). В значительной мере под его влиянием оборонительная война превратилась в борьбу по тотальному уничтожению кипчаков. Напомним, что древнерусские дружины в военном отношении намного превосходили половецкие. Поэтому, как заметил Л.Н.Гумилев, «элемент риска в этой войне полностью отсутствовал, ибо у половдев не было тыла и союзников» (9).

Начиная с 1097 г., одним из главных вопросов был половецкий, однако сплотить усилия князей удалось, благодаря решениям Долобского съезда 1103 г. В этом году буквально был уничтожен приазовский союз хана Урусовы. Но Мономах продолжал борьбу, причем его более всего встревожило объединение усилий Боняка, контролировавшего степи от Днепра до Днестра, и Шаруканя, хана самого мощного донского (донецкого) объединения. То есть, южнорусские князья более всего боялись объединительных процессов в степи, могущих привести к созданию мощного государственного образования кипчаков.

Отметим, что донские половцы практически не тревожили Русь набегами, а принимали участие лишь в княжеских междоусобицах, да и то по приглашению самих князей. Однако самые мощные удары были обрушены именно на донских половцев, которые проживали по обеим берегам Северского Донца. Операции древнерусских князей имели высокую эффективность. Прежде всего, 6ы

ла уничтожена экономическая база донского объединения (города Сугров, Шарукань и Балин уже никогда более не возродились). Большое количество кипчаков было уничтожено физически. Они вновь были вынуждены перейти к первой стадии кочевания. С.А.Плетнева подчеркивает: «Несомненно, русские походы сильно подрывали экономику половцев, мешали установлению единства, задерживая тем самым развитие государств» (10). Процесс образования половецкого государственности был задержан почти на столетие.

Трудолюбивые кипчаки сумели восстановить свою экономику, В середине XII в. политическая обстановка в степи стабилизировалась. Восстановились старые и образовались новые крупные половецкие союзы: поморский, крымский, предкавказский, поволжский. В связи с подъемом экономики вновь активизировались объединительные процессы в степи, а русские князья снова нанесли сокрушительный удар по кыпчакам в 1183 г.

К сожалению, у нас практически нет летописных известий о крымском половецком объединении, но оно, несомненно, развивалось аналогично своим северным соседям. Археологи считают, что причина, по которой не возродились донские городки (Шарукань, Балин, Сугров), кроется в наличии у половцев больших торгово-ремесленных городов Крыма, где оседали половецкие ремесленники (11). Заметим, что в отношении крымских городов половцы проводили совсем иную политику, чем на Руси. В Крыму основой взаимоотношений была торговля. О значительном развитии торговли свидетельствует и знаменитый Половецкий словарь, который начал создаваться еще во второй половине XII в, а затем постоянно пополнялся. В конце концов именно половецкий язык приобрел в Крыму статус международного. С. Р. Изидинова отмечает, что лексический состав этого словаря «поразительно близок к лексике среднего диалекта современного крымскотатарского языка, содержащего лексемы и фонемы других диалектов» (12).

Создать свою государственность кипчакам удалось лишь накануне монгольского нашествия. Ее основой послужили земли донского (донецкого) объединения половцев, где отчетливо прослеживается существование легитимной ханской династии. Создателем половецкого раннефеодального государства типа каганата был Юрий Кончакович, которому удалось объединить два или три больших половецких союза (13). Однако время было упущено, и только что созданная государственность была уничтожена после битвы на Калке. Таким образом, можно прийти к выводу, что половецкая государственность в течение длительного времени не могла образоваться из-за целенаправленной политики древнерусских князей. Созданная накануне монгольского нашествия Половецкая держава из-за кратковременности своего существования не могла оказать большого влияния на сплочение этноса. Кипчаки стали основным податным населением степи, и, находясь в составе Золотой Орды, послужили основой для формирования новых этнических общностей.

Примечания:

1. Плетнева СД. Кочевники средневековья, - М., 1982. - С. 32.
2. Там же. С. 70-71.
3. Там же. - С.61.
4. См.: Бодрухин В.Н., Когонашвили К. К. Кочевники степей Юго-Восточной Европы. - Ворошиловоград, 1984. - С.29-30.
5. Пріцак О. Походження Pyci. - т.1. - К., 1997. – С. 85.
6. Там же.
7. Радзивиловская летопись // ПСРЛ - т.38. - Л., 1989,-С.101.
8. Федака С. Любецкий з’їзд князі в 1097 року - контрапункт давньоруської icтopiї // ²сторія України. - 1999.-15/127/. – С. 6.
9. Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая Степь, - т.1. - М., 1997. – С. 368
10. Плетнева С. А. Кочевники средневековья. - С.60.
11. Плетнева С. А. Половецкая земля // Древнерусские княжества X-XIII вв. - М., 1975. - С.297.
12. Изидинова С. Р. Половцы: мифы и исторические реалии. - Севастополь, 1995. - С. 13-14.
13. Плетнева С.А. Половецкая земля. - С.300.

comments powered by Disqus