Древнеенисейские эпитафии и лирическая поэзия тувинцев

Автор: Донгак У.А.


В устном и письменном творчестве тувинцев преобладают лирические жанры поэзии. В фольклоре распространены лирические песни, благопожелания и другие малые формы обрядовой поэзии. В современной литературе это самые разные поэтические жанры; любовная лирика, пейзажная лирика, гражданская лирика, философская лирика; лиро-эпические формы поэзии: баллады, басни, поэмы. Лирическое разнообразие тувинской поэтической традиции отмечают исследователи тувинской поэзии А.С.Тогуй-оол, Ю.Ш Кюнзегеш, Д.С.Куулар 1.

Лиризм, как художественный прием, который ориентирован на выражение собственных эмоций отдельного автора, стал доминирующим в тувинской поэзии. Это проявляется в ее жанровой системе. В тувинской литературе больше распространены лиро-эпические и собственно-лирические жанры, чем эпические. Интонация тувинских стихотворных произведений особенно лирична. Проникновенность и эмоциональность в них создают разные языковые средства. Так, обязательные притяжательные аффиксы в тувинских словах несут большую эмоциональную нагрузку (чалгыннарым, каракта-рым, каттарывыс, шорувус-тур).

Литературные жанры тувинской поэзии берут свое начало с обрядово-функциональных жанров. Обрядовые действа (испрашивание благ, например) выражали разные чувства в зависимости от ситуации и функции обряда. Эмоциональная насыщенность и лиричность присущи таким жанрам обрядовой поэзии, которые выражают особенно сильные чувства, например, собственное страдание.

Выдающийся фольклорист А.Н.Веселовский, обращаясь к историкам поэзии, писал: "Первобытный человек переживает приятные и неприятные ощущения; одни из них так и остаются непроизводительными, тогда как другие непосредственно переходят, каким-то психохимическим процессом в лирику, когда особенно сильный аффект выведет человека из состояния сознания(...)"2. Из всех обрядовых действ наиболее эмоциональным, аффективным является действо — прощание с покойником. В тувинском фольклоре не определены тексты, подтверждающие наличие такого жанра, как плач. Тем не менее в различных благопожеланиях и проклятиях присутствуют некоторые признаки, которые указывают на наличие ранее таких жанров или отдельных их элементов.

Архаичность устных поэтических традиций тувинцев подтверждается также древними письменными источниками тюрков. Так как современные тувинцы являются прямыми потомками древних тюрков, есть основания вести параллели с этого времени. Древнеенисейские рунические памятники, открытые на территории Южной Сибири, — это надмогильные надписи, так называемая "кладбищенская поэзия", по определению С.Е.Малова, близкие по содержанию и выполняемым функциям к "славословиям". Эпитафии, видимо, взаимодействовали и развивались параллельно с устной народной поэзией.

Сопоставление древнеенисейских надписей и лирической поэзии тувинцев позволяет предположительно определить многие черты сходства в содержании, в композиционных приемах и изобразительных средствах. Аллитерация, встречающаяся в отдельных памятниках; рифмоиды (ölgüм—бöкмägiм—адырылтым); повторы, создающие ритмическое звучание, — это неизменные признаки приподнято-поэтического стиля современного тувинского стиха. "Как солнцем и луной" — "ай-хун ыш-каш" традиционный прием в тувинской поэзии, который указывает на высшую красоту чего-либо. Как правило, эти два сравнения ("как солнце" и "как луна") приводятся вместе, как знак неразрывного.

Современная тувинская лирическая поэзия в зависимости от требований времени и различных факторов развивалась и обогащалась в содержании и форме. С ростом художественности и профессионализма в тувинской поэзии появились разные формы лирики: гражданская, пейзажная, любовная, ассоциативная. При переходе от устной литературы к письменной на фоне больших общественно-политических, экономических, культурных изменений выделилась гражданская лирика, которая отличалась приподнято-торжественной тональностью. Популярность у тувинцев благопожеланий — славословий (йорээл, алгыш) сказались на этой особенности профессиональной лирической поэзии на начальном этапе ее развития. Были распространены стихотворения-благопожелания (благопожелания солнцу, матери, новому дню и т.п.). Однако необходимо отметить, что произносились они торжественно, с пафосом, и исчезли в них интонации почитания, испрашивания, поклонения.

Мотивы утраты, сожаления, сетования выделились и начали развиваться в поэзии со второй половины 80-х годов. В стихотворных произведениях современных поэтов (Александр Даржай, Олег Сувакпит и другие) получают развитие эти мотивы.

Характерны в этом отношении два стихотворения поэта А.Даржая, названные "Халак старухи, у которой украли единственную корову" и "Халак старика, потерявшего любимого коня". "Халак" — междометие, выражающее "сожаление, сетование" и в данном случае подчеркивает необычность формы произведения, которая наиболее полно отражает замысел автора. Отличающиеся своей тональностью эти два лирических произведения приближены по языку народно-поэтическим формам. Их образность и лексика традиционны. "Халаки..." имеют строго определенную композицию. В них выделяются обращение к народу (ачы-буянныг терел чонум — благородный родной мой народ), небесным светилам (ай-хунум, сылдыстарым — луна и солнце мои, звезды, мои), земле (авыралдыг торээн черим — милостливая земля моя родная); сообщение о себе, о своей беде (хайыралыг чангыс инээм одарындан келбейн барды — не пришла с пастбища дорогая моя коровушка); сообщение о благе прежних дней (ыржым-тайбын, турду-даа чоп — ведь было же мирно-спокойно) и проклятия виновнику бедствия (каргыжым четсин! Харалаан кулугур оор Каан, хунну кербезин! — Да сбудутся мои проклятия! Пусть проклятый вор-пройдоха не увидит светлого дня!). Вышеперечисленные композиционные элементы "Халаков..." А. Даржая напоминают структуру древнеенисейских эпитафий: обращение к народу (мое государство, мой народ — äliм, будуным; сообщение о смерти (я отделился, я перестал ощущать луну и солнце — адырылтым, kök танрigа küн ai азыдым); о прежней жизни (у меня был четвероногий скот, и я жил без печали —тöрт agak(лыг) jылкым барымым, буным jok äpgiм) и пожелания вместо проклятий (будь тверд, законы государства не разрушай — катыгланын äl тöрüсü ыдмыш) .

Своеобразие двух произведений поэта Александра Даржая в том, что в них соединились композиционный прием древнеенисейских эпитафий, содержательно-эмоциональная насыщенность и поэтические средства поэзии фольклора и приемы современной лирики.

Таким образом, современная тувинская лирическая поэзия основывается на богатейших обрядово-фольклорных и древних письменных традициях, которые определяют национальную специфику и перспективу развития новописьменной литературы тувинцев.

1. Тогуй-оол А.С. Опыт исследования тувинского стихосложения.— Ученые записки, вып. 1, Кызыл, 1953, с. 94. Кюнзегеш Ю.Ш. Вступительное слово.— Тувинские песни и частушки. Очерк истории. Кызыл, 1970, с. 6.

2. Веселовский А.Н. Сбор. соч., т. 1, С-Пб, 1913, с.297.

3. По кн. Малов С.Е. Енисейская письменность тюрков. Тексты и переводы. М.-Л., 1952, с. 116.

4. Даржай А.А. Голубой дымок наших юрт. Стихотворения и поэмы. Кызыл, 1987, с. 49-52. Сувакпит 0.0. Плачи.—Улуг-Хем. Литературно-художественный альманах, No 76, Кызыл, 1991, с. 100-105.

comments powered by Disqus