Проблемы сохранения национального языка в условиях современного социума на примере ногайцев-карагашей Астраханской области


Ногайцы-карагаши – локальная этническая группа, проживающая на территории Астраханской области, являющаяся уникальной по своей самобытности и сложной этнической истории. Общая численность согласно официальной статистике (перепись 2002 года)1 составляет 4 570 человек, неофициальной – около 10 000 чел. Территория расселения карагашей в Астраханской области начинается с 70–х годов XVIII в. Основное место расположения – Красноярский уезд Астраханской губернии, где карагаши стали активно переходить от кочевого к полуоседлому, а затем и к оседлому образу жизни . До 2006 года XX в. современная территория компактного проживания карагашей приходилась на земли Красноярского района, в частности, села муниципального образования «Сеитовский сельский совет» (Сеитовка, Айсапай, Куянлы, Ланчуг, Бузан-пристань, Бузан-разъезд, Белячий) и муниципального образования «Джанайский сельский совет» (Джанай, Подчалык, Ясын-Сокан, Малый Арал). Помимо этого, ногайцы-карагаши проживали в Харабалинском районе (село Лапас) и пригороде Астрахани (поселки Кири-кили, Янго-Аул, Свободный).

В настоящее время в связи с переселением из санитарно-защитной зоны (СЗЗ) Астраханского газового комплекса жители вышеуказанных сел были переселены в села Растопуловка (Приволжский район), Красный Яр и в микрорайон Бабаевского города Астрахани. Отрыв от исконных территорий, потеря хозяйственного уклада, возрастные и психологические факторы адаптации к новым условиям, оказали существенное воздействие на традиционную этническую культуру и породили современные модернизированные формы последней. Другими словами, степень сохранения традиционного комплекса бытовой культуры в новой этнической среде и условиях оказалась в прямой зависимости от иноэтнических заимствований, осуществляемых на фоне упрощений компонентов традиционной культуры, что самым непосредственным образом отразилось как в материальной культуре, так и обрядах жизненного цикла. Напротив, у тех ногайцев-карагашей, которых не затронуло переселение (села Джанай, Ясын-Сокан Красноярского района, Лапас Харабалинского района) замечено стойкое сохранение традиционных элементов. Здесь, отмечается более консервативный уклад семейной жизни, приверженность патриархальным родственным отношениям, знание родоплеменной принадлежности.

Говоря о современной этнической культуре ногайцев-карагашей, нельзя обойти вниманием и такого важного компонента их этнической специфики, как язык. Язык ногайцев-карагашей до второй половины XX в. не был предметом рассмотрения лингвистов, вследствие чего в классификации ногайских диалектов и тюркских языков он не получил достаточного освещения. Первые заметки о языке карагашей появились лишь в середине XIX века. Примеры бытовых слов этнографического характера карагашей мы находим в статьях П.И. Небольсина в 1851 году2, по мнению которого язык карагашей может быть отнесен к акногайскому диалекту ногайского языка. Другой исследователь – В. В. Трофимов – считал, что язык карагашей является караногайским диалектом ногайского языка3. Однако наибольший вклад в изучение языка ногайцев-карагашей в конце XX в. внес елабужский ученый Л.Ш. Арсланов, предложивший собственную классификацию языка. Его многолетние исследования в местах проживания карагашей нашли отражение в работе «Язык карагашей-ногайцев Астраханской области».

Рассматривая лингвистические и фонетические особенности карагашского и ногайского языков, Л.Ш. Арсланов пришел к мысли, согласно которой, несмотря на наличие общих черт в лексике, язык карагашей имеет ряд специфических особенностей, которые позволяют рассматривать его как самостоятельный язык отдельной этнической группы близкий к акногайскому диалекту ногайского языка. Поскольку при определении языкового статуса карагашей Л.Ш. Арслановым были учтены социальные, психологические, лингвистические и культурно-бытовые факторы, а также наличие литературного языка, подтверждением точки зрения ученого становится и тот факт, что у карагашей бытуют слова, отсутствующие в ногайском литературном языке и его диалектах. Таким образом, принимая во внимание существующую общность карагашей с ногайским этносом, собственно язык карагашей рассматривается ученым как самостоятельный диалект ногайского языка. Это позволяет исследователю отнести его к ногайскому языку восточно-кыпчакской подгруппы тюркских языков алтайской семьи, указав на то, что по своим фонетическим и грамматическим особенностям язык карагашей наиболее близок к казахскому и каракалпакскому языкам4.

Определяя языковую специфику карагашей, важно помнить, что в советский период в ходе политики интеграции малых народов в более крупные этнические общности, такие локальные группы ногайского происхождения, как юртовцы, карагаши и кундровцы, проживающие на территории Астраханской области, были причислены к татарам. Данное обстоятельство вызвало процесс так называемого «отатаривания», осуществляемый, главным образом, через систему образования: из Казани были направлены учителя татарского языка, целенаправленно оказывалась методическая и информационная помощь. Вследствие проводимой политики в школах с 1 класса стало обязательным предметное изучение татарского языка (туган тель) и родной речи (адабият), помимо этого, по желанию родителей дети могли обучаться и в национальном классе, где изучение общеобразовательных дисциплин проводилось на татарском языке. Именно поэтому поколение 50–60 годов XX в. владеет литературным и письменным татарским языком. В то же время, карагаши всегда сохраняли стойкое локальное самосознание, вследствие чего татарский язык не стал для них родным, хотя и наложил отпечаток на произношении тех или иных слов: например, в селах в Сеитовка и Растопуловка присутствует татарский «ёкающий» звук, тогда как в Джанае и Ясын-Сокане – ногайский «чокающий» звук.

Помимо татарского влияния, на язык карагашей оказал воздействие и казахский язык. Так, по результатам проведенной нами экспедиции в селе Малый Арал Красноярского района (2006 г.), которое считается ногайским, явно прослеживается влияние казахского языка, причем, как по произношению, так и по количеству заимствований, что обусловлено рядом обстоятельств. Во-первых, данное село находится в плотном казахском этническом окружением; во-вторых, население села состоит из 30 % ногайского населения и 70% казахского, вследствие чего за последние 15 лет образовалось много смешанных браков ногайцев с казахами. Для иллюстрации можно привести следующую статистику: в Малоаральской начальной школе в 2006 году обучались 9 учеников, из числа которых 5 детей от смешенных браков казахов и ногайцев, 4 ребенка – казахи. В новом 2006–2007 учебном году будут обучаться 13 детей, из числа которых ногайцев лишь четверо. При этом, продолжая свое обучение в Байбекской средней школе, выпускники Малоаральской начальной школы предметно будут изучать исключительно казахский язык.

Специально оговорим, что подобная ситуация не является нормой: приоритет казахского языка не столько следствие дискриминации всех других этнических групп, сколько отсутствия квалифицированных кадров. Здесь важно заметить, что еще в 1990–х годах прошлого столетия, в силу произошедших в России изменений политического характера (принятия новой Конституции, законодательных актов о языках и специальных региональных программ по сохранению и развитию языков, возникновения мощного национального общественного движения этнокультурной направленности), решающей сферой взаимодействия функционального развития языков выступает система образования. В Астраханской области начинается процесс формирования учебных программ от дошкольного возраста до средней ступени образования с учетом интересов представителей различных этнических групп, проживающих на данной территории. В институте усовершенствования учителей Астраханской области вводятся штатные единицы методистов, курирующих преподавание национальных языков (ногайского, татарского, казахского и др.).

Важная роль в поддержке изучения ногайского языка принадлежит и ногайцам из Дагестана и Карачаево-Черкесии, которые оказывали методическое обеспечение процесса обучения, поставляли учебники и учебно-методическую литературу, организовывали выездные курсы повышения квалификации учителей ногайского языка Астраханской области в Карачаево-Черкесском институте усовершенствования учителей и Карачаево-Черкесском гуманитарном университете. Популяризации изучения ногайского языка способствовали также проводимые национальным обществом ногайской культуры «Бирлик» (Единство) широкого спектра мероприятий («Дни ногайской культуры», «Джанибековские чтения», детский фестиваль «Шешекейлер»). На местном телевидении стала выходить передача на ногайском языке «Тулпар».

Помимо этого, на базе Астраханского педагогического училища №1 с 1991 года открылось национальное отделение по подготовке учителей родных языков. С 1991 по 2002 годы было выпущено 296 молодых специалистов по квалификации «учитель начальных классов с дополнительной подготовкой в области родного языка (национального) и литературы. За период 1996–2002 было выпущено 37 учителей ногайского языка5, что привело к положительной динамике в изучении ногайского языка в школах в предметной и факультативной форме. Однако, уже с 2002 года отмечается значительный спад в изучении ногайского языка в школах. Аналогичная ситуация складывается и с набором учащихся на национальное отделение (ногайский язык): с 2002 по 2006 годы обучение прошли всего 4 человека. В отделе реализации социальных проектов, национальных и международных общеобразовательных программ Министерства образования и науки Астраханской области6 нам предоставили статистику, показывающую явный спад у ногайского населения интереса к родному языку. Например, если в 1997–1998 учебном году ногайской язык изучали 652 ученика, то в 2006–2007 учебном году общее количество изучающих ногайский язык составило всего 145 человек. При этом школы, изучающие ногайский язык как учебный предмет есть только в селе Ростопуловка Приволжского района, в остальных 4 школах сел Ясын-Сокан, Джанай и Лапас ногайский язык ведется в форме факультативных и кружковых занятий.

Выясняя причину падения заинтересованности в обучении детей на родном языке в школе, мы провели опрос родителей вышеуказанных сел. В результате был выявлен такой субъективный фактор, как желание родителей видеть своих детей конкурентоспособными как при поступлении в высшие учебные заведения, так и при получении профессионального образования, а также дальнейшего трудоустройства. С этой целью предпочтительнее оказывается замена изучения родного ногайского языка каким-либо другим, например, английским. Аргументируя свою позицию, родители говорят и о том, что, как правило, значимость родного языка ограничивается исключительно бытовым уровнем в условиях компактного проживания ногайцев-карагашей. Таким образом, в силу субъективных причин, мотивация необходимости изучения родного языка значительно снизилась. Спад интереса к родному языку в школах отмечает и астраханский ученый–ногаевед Э. Ш. Идрисов7. Выступая на межрегиональной научно-практической конференции «Культурологический подход к изучению литературы, русского, иностранного и родного языков в общеобразовательных учреждениях», он дал этнокультурную характеристику ногайцев-карагашей, предложив совершенствовать формы и методы преподавания родного языка на основе этнокультурного материала с использованием регионального компонента. В их числе такие мероприятия, как проведение занятий в форме театральных постановок по семейно-бытовым сюжетам на родном языке; устроение викторин на знание терминологии родства; организация конкурсов на составление семейных генеалогий; возрождение школьного музейного дела, которое должно служить одной из составляющих современного этнокультурного воспитания детей и молодежи.

Полностью соглашаясь с Э.Ш. Идрисовым, мы считаем необходимым активизировать работу по проведению семинаров и конференций, «круглых столов» по обмену опытом, как для преподавателей родного языка, так и для родителей, от желания и воли которых зависит сохранение и развитие языковой культуры школьника. При этом основная цель подобных мероприятий – разработка новых форм и методов в освоении родных языков, а также становления этнопедагогики столь важной для полиэтничной среды Астраханского региона. По нашему глубокому убеждению, процесс возрождения национальных языков – это не только государственная задача, но и проблема национальной общественности, которая должна не только апеллировать к властям и обвинять ее в невнимательности к национальным языкам, но и приложить серьезные усилия для пробуждения языкового самосознания народов.



1 Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Астраханской области (Астраханьстат), 2007г.

2Небольсин П.И. Инородцы астраханской губернии. Заметки о кундровских татарах //Вестник императорского русского географического общества. СПб., 1851. Кн. 4. Ч.2.

3Трофимов В.В. Татары-карагачи. Известия Саратовского Нижневолжского института краеведения им. М. Горького Т. 6. Саратов, 1933.

4Арсланов Л.Ш. Язык карагашей-ногайцев Астраханской области. Набережные Челны, 1992.


5 Статистика астраханского педагогического училища №1

6 Министерство образования и науки Астраханской области, отдел реализации социальных проектов, национальных и международных общеобразовательных программ, 2007 г.

7Идрисов Э.Ш. К вопросу об этнокультурной характеристике ногайцев-карагашей в связи с преподаванием родного языка // Культурологический подход к изучению литературы, русского, иностранного и родного языков в общеобразовательных учреждениях: Материалы межрегиональной научно-практической конференции (12 марта 2005 года). Астрахань, 2005.


comments powered by Disqus