Языковые особенности ногайского героического эпоса "Предание о Тохтамыш-хане" ("Эдиге")

Автор: Ю. И. Каракаев (Карачаевск) / на материале М.Османова /


Среди тюркских языков ногайский язык, остается мало изученным. Так арабописьменные источники еще не стали объектами лингвистических исследований. Они, безусловно, пролили бы немало света не только в историю ногайского, но и других тюркских языков. Одним из таких памятников являются так называемые "Ногайские и кумыкские тексты", собранные и опубликованные преподавателем факультета восточных языков Санкт-Петербургского университета Мухаммедом Османовым в Санкт-Петербурге в 1883 году. Из 175 страниц этой книги 105 страниц отведены ногайскому фольклору, где помещены пословицы и поговорки, религиозные песни, песни ногайских казаков и эпические дестаны, "Предание о Шора-батыре", "Предание о Токтамыш-хане", "Предание о Аруьв Ахмеде сыне Айсула", "Предание о Эеснбулате" [9,с.1-105]. Здесь нужно отметить, что богатый язык ногайского фольклора вообще, героического дестана "Эдиге", в частности, также еще не стал объектом научного исследования. Как справедливо писала 3. И. Будагова, "... в тюркологии вообще при исследовании различных ярусов языка привлекаются далеко не все источники", поэтому, считает исследователь, системное исследование языка азербайджанского фольклора следует считать одним из актуальных вопросов азербайджанского языкознания [3]. Поэтому, на наш взгляд, изучение языка ногайского фольклора по его жанровым особенностям не менее актуально.
Данное сообщение является первым проблемным исследованием подобного рода.Известно, что как фольклорный памятник героический эпос "Эдиге" бытует не только у ногайцев. О нем написано немало работ. Среди них особенно хотелось бы отметить глубочайшее исследование академика В.М.Жирмунского "Сказание о Идиге" [6]. В.М.Жирмунский показывает, что относительно поздние сказания об Идиге и ногайских богатырях с иной мерой историзма "обладают относительно большой исторической достоверностью" [6]. 
Науке известны несколько опубликованных до революции вариантов ногайского сказания об Идиге [1;2;10;11]. "Ногайскими и кумыкскими текстами М.Османова как фольклорным памятником интересовались, в частности, П.М. Мелиоранский [8, с.17], П.А. Фалев [13], Н.Ф.Катанов [7], ногайские ученые-фольклористы А.-Х.Ш.Джанибеков [5] и А.И.-М.Сикалиев [12]. А.Х.Джанибеков отозвался о языке текстов М.Османова, как о языке окумыченных ногайцев [5, с. 6]. Нам думается, что это весьма поверхностное суждение, так как более тщательное знакомство с языком этого, так и других опубликованных памятников, позволяет нам сделать следующий вывод: опубликованные ногайские фольклорные памятники в основном отражают разговорный язык ногайцев, проживающих в различных регионах, будь это в Астраханской губернии, на Северном Кавказе или Северном Причерноморье, ибо в них наряду с преобладающими особенностями кыпчакских языков весьма рельефно отражаются огузские элементы. 
Ярко эта особенность видна на анализируемом нами "Предании о Тохтамыш-хане" (варианте М.Османова). К сожалению, мы не знаем у каких ногайцев записал М. Османов наш фольклор из-за отсутствия паспортных данных. Однако, как он сам пишет в конце "Предания о Токтамыш-хане", перед ним был большой выбор этого дестана и он выбрал, на его взгляд, самый лучший. Из этого признания М.Османова мы думаем, что он располагал большим количеством рукописей этой песни, распространенных в народе. 
К фонетическом особенностям ногайских текстов вообще, эпоса "Эдиге", в частности, относятся: 
а) параллельное употребление в анлауте й-ж: журьек "сердце", жырав "певец", жезлев "медный", жай "лук", жол "дорога", но вместе с тем йатув "ложиться", йостык "подушка", йуклав "спать"; 
б) в некоторых словах с преимущественно существует ш во всех позициях слова: "Сах Темир" - Шах Темир", дусман-душман "враг", ошы-сосы "этот", кенъеш "совет", шол-сол "тот", падшах, Эртис "Иртыш"; 
в) во многих арабизмах фрикативная ф сохраняется: йифек "шелк", юфар "запах, аромат", тараф "направление", шафагат "помощь", фикир - "мысль; 
г) в анлауте иногда встречается не характерное для ногайского литературного языка г вм. к: гим "кто?", гиши "маленький", бир гесек "одно часть" (это явление, однако, характерно в разговорной речи, переход к-г в интервокальном положении); 
д) соответствие в анлауте б-м: мурын "нос", бундан "отсюда", мен-бен "я", беним-меним "мой" и т.д.; 
е) в арабизмах наблюдается выпадение в анлауте фариигального х; ава (хава) "воздух", аьр вм. хаьр "каждый", аьл вм. хаьл "состояние, положение"; 
ё) выпадение конечного л в словах: бол "будь", кел "приходить"; 
ж) сохранение соответствия й-г в слове: уьйретуьв-оьгретуьв "учить"; 
з) сохраняется регрессивная ассимиляция в сочетаниях см, тм, айтма "не говори", туьсме "не попадайся". 
К грамматическим особенностям относятся следующие явления: 
1. В аффиксах родительного, направительного, творительного, предложного падежей имен существительных, местоимений употребляются только звонкие варианты: хандынъ "хана", тасдан "из камня", андан "оттуда"; 
2. В дестане в основном встречаются уже непродуктивные и малоупотребительные аффиксы: 
а) ша-ше - аффикс образующий имя прилагательное с оттенком уничижительности: кубырсыма, кубаша ат "не шевелись, сероватый конь" /40с./; 
б) лав-лев - аффикс, образующий имя существительное: Колтыгына жезлев таяк суьентип /с. 34/ "подмышки палку из меди сунув"; 
в) каш-кеш - аффикс деепричастия + падежный аффикс. 
Еткешдена ман - заман дегиэмей, Догнав, не поздоровавшись, 
Эрдинь басын шорт кыйып. Голову мужчины отрубив, 
Канжыгама такканман /с.47/. Приторочил к седлу 
3. В глаголах изъявительного наклонения будущего времени 3 лица ед.числа преимущественно употребляется аффикс -ажак /-ежек вм. айак/ -ейек в современном ногайском языке, характерный для каракалпакского, туркменского, турецкого, крымскотатарского, кумыкского языков; 
4. В инфинитиве глагола в аффиксах - мага / -меге наблюдается выпадение -га: айтма кетер "уедет сказать", оьлтирме берейим "отдам, чтобы убить". 
Лексика эпоса "Эдиге" чрезвычайно богата и выразительна. В ней широко представлены как общетюркские, кыпчако-огузские, исконно ногайские, так и заимствованные слова, особенно из арабского и персидского языков. Ниже приведем примеры по лексико-тематическим группам: 
а) названия птиц: каршыга "ястреб", кыргый "кобчик", ылашын "сокол", сункар "сокол", кызгыш "чибис", конадил "какая-то птица", ак тавыт "какая-то птица"; 
б) названия военного снаряжения: садак "колчан", салмасыр "рубашка, одеваемая под панцирь", бийда "острое тело, шило", аьдирне "лук с натянутой тетивой", ай болат "секира", куьбе "панцирь", байтак "войско", тулга "шлем", куьревке "панцирь"; 
в) общественно-политические термины: орда "ставка хана", кан "хан", ваьзир "министр", асыл "происхождение", бий "князь", ялшы "слуга, бедняк", кара киси "простолюдин", солтан "царевич"; 
г) предметы домашнего обихода: магбал "подушка", телеген "двухколесная арба", тостакай "чашка", жамышы "бурка"; 
д) названия лошадей, их мастей, снаряжения: уьзоьнъги "стремя", тебинги "тебенок", жылкы-йылкы "табун", арап ат "арабский конь", йодыр "скакун"; 
е) названия топонимов: Жолат Сарайчук, Татартуп; 
ё) имена собственные, встречающиеся в эпосе мифологического и исторического содержания: Оьзбек, Жанибек, Тойгожа, Саин хан "Батый", Шынгыз хан "Чингиз хан", Есуге "имя отца Чингиз хана", Юшы "Джучи", старший сын Чингиз хана, Сыбра, Янбай, Нурадил, Борахай, Каныке, Коьзике, Кадырберди "младший сын Тохтамышхана", Кожа Ахмед, Баба Туькли Шашлы аьзиз Бархая" и т.д.; 
ж) названия этнонимов: керсйит, бодрак, кыпшак - названия ногайских племен, кабардин "кабардинец"; 
з) религиозные термины; шафагат "помощь", дарат /тахарат/ "омовение перед молитвой", ахырзаман "светопреставление". 
Здесь мы коснулись некоторых языковых особенностей османовского варианта дастана "Эдиге". Сравнительный анализ всех имеющихся ногайских вариантов и перевод на русский язык способствовал бы выявлению архетипа этого замечательного памятника народной мудрости. 
1. Ананьев Г. Кара ногайские народные предания.//Сб. материалов для описания местностей и племен Кавказа, вып. 27. - Тифлис. 1900.
2. Березин И.Н. Турецкая хрестоматия, т.2, Казань, 1962
3. Будагова З.И. Язык азербайджанского фольклора //Советская тюркология, Баку, 1987
4. Валихаиов Ч. Сочинения- СПб. 1904.
5. Джанибеков А.Х.Ш. Мое жизнеописание// рукописный фонд КЧНИИИ.
6. Жирмунский В.М. Тюркский героический эпос.- Л., Наука, 1974.
7. Катаное Н.Ф. Опыт исследования урянхайского языка.- Казань, 1903.
8. Мелиоранский П.М. Ч.Велиханов, Сочинения, СПб, 1904, приложение. Предисловие к киргизскому тексту "Сказания об Едигее и Тохтамыше".
9. Османов М. Ногайские и кумыкские тексты. СПб. 1883, с. 1-105.
10. Радлов В. В. Образцы народной литературы тюркских племен. Наречия Крымского полуострова. СПб. 1896.
11. Семенов Н. Туземцы Северо-Восточного Кавказа. СПб, 1895. с. 418-454.
12. Сикалиев А.И. М., История собрания и публикации ногайского фольклора // Труды КЧНИИИ. вып. 6 серия филол. Черкесск, 1970.
13. Фалев П.А. "Записки Восточного отделения Русского археологического общества", том XXIII. Петроград, 1916 
 
comments powered by Disqus